Заключение договоров в цивилизованном гражданском обществе является основой гражданского оборота. Но далеко не каждый может самостоятельно определить правомерность предполагаемой сделки, и в конечном итоге получить желаемый результат.

Проведенный анализ судебной практики говорит о высоком проценте совершения сделок под влиянием заблуждения относительно ее мотива. Это становилось в последующем причиной возникновения споров и рассмотрения их в судебном порядке.

Основания для признания сделки недействительной по ст.178 ГК РФ

Для восстановления правового положения, которое было нарушено совершенной сделкой, закон предусматривает один из способов защиты, установленный положениями статьи 178 ГК РФ. Эта норма права определяет правовую возможность признания такой сделки недействительной в том случае, если в судебном процессе будет доказано, что заблуждение относительно ее совершения было существенным.

Правовая позиция Верховного Суда по применению положений ст. 178 ГК РФ

Правовая позиция о применении положений статьи 178 ГК РФ изложена в определении судебной коллегии ВС России от 05.02.2013 года № 5-КГ-86 по делу о признании недействительным заключенного 26.06.2009 г. договора пожизненной ренты, по условиям которого истец (инвалид 2 группы, состоящий на учете в психоневрологическом диспансере) передал однокомнатную квартиру ответчику на определенных условиях.

Судебной коллегией ВС России жалоба была удовлетворена с применением всех правовых последствий недействительности сделки, установленных действующим законодательством. При вынесении определения Верховный Суд исходил из следующих оснований. В соответствии с п. 1 ст. 178 ГК РФ сделка может быть признана недействительной, если она была совершена под влиянием заблуждения, которое имело существенное значение.

В данном случае ВС считает, что существенное значение имеет заблуждение относительно природы сделки или таких качеств ее предмета, которые снижают возможности его использования по назначению. Заблуждение относительно мотивов сделки не имеет существенного значения.

Также судом определено, что по смыслу вышеуказанных норм законодательства, если при совершении сделки лицо исходило из неправильных несоответствующих действительности представлений о каких-либо обстоятельствах, то такое заблуждение является существенным (по совокупности свойств, характеризующих сущность сделки).

Удовлетворяя жалобу истца по делу и направляя жалобу в суд первой инстанции, ВС исходил из того, что судом первой и апелляционной инстанции были игнорированы доказательства истца по делу (свидетельские показания, заявления в ОВД «Гольяново» г. Москвы истца по делу, другие письменные доказательства, которые подтверждали правовую позицию истца, предусмотренную положениями статьи 178 ГК РФ) о том, что сделка была совершена под влиянием заблуждения.

Практика ВАС РФ (разъяснение)

Свою позицию по поводу сделок, совершенных под влиянием обмана, заблуждения, угрозы определил Верховный Арбитражный Суд России в своем разъяснении об особенностях оспаривания таких сделок (информационное письмо Президиума ВАС РФ от 10.12.2013 г. № 162). В данном аналитическом обзоре приведены неперечисленные в ст. 178 ГК РФ обстоятельства, в соответствии с которыми заблуждение может являться основанием для признания сделки недействительной. Такими основаниями, по мнению ВАС России, могут быть:

  • допущенные стороной технические ошибки при заключении договора;
  • заблуждения относительно отдельных качеств, стороны сделки, если они имели существенное значение для другой стороны при заключении договора;
  • чрезмерное повышение цены договора относительно других договоров такого же вида, как свидетельство заключения сделки на крайне невыгодных условиях.

Данным нормативным документом установлена разница между выбором способа защиты, таким как признание недействительной сделки, совершенной под влиянием заблуждения, и случаев, при которой сделка считается кабальной. Приведены разъяснения случаев, при которых возникает вопрос о применении способов защиты нарушенного права – признании сделки недействительной, если основанием оспаривания договора является обман или заблуждение. Например, в случае передачи товара ненадлежащего качества. Позиция Высшего Арбитражного Суда по этому поводу говорит о том, что выбор способа защиты в подобных случаях принадлежит заблуждавшейся (обманутой) стороне.

Обзор судебной практики

Обзор судебной практики по данным категориям споров позволяет сделать вывод о достаточно сложном определении совокупности элементов признаков, характеризующих сущность сделки, которая заключена под влиянием заблуждения. Как видно из вышеуказанных нормативных документов, значение для определения факта заблуждения стороны сделки имеет выяснение наличия и оценка таких обстоятельств как грамотность и правовая осведомленность лица, возраст, состояние здоровья и другие имеющие в данных случаях юридическое значение факты, которые зачастую не рассматриваются судами первой инстанции. Однако большинство судов скрупулезно изучают материалы дела и выясняют все необходимые обстоятельства и факты, связанные с разрешением данной категории споров.

Одним из примеров таких решений является апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Пензенского областного суда по делу № 33-1555. Сутью судебного спора было признание недействительным нормативного документа «Об образовании земельного участка», «Об утверждении схемы расположения земельных участков», «О проведении торгов…», «О предоставлении гр. Н земельного участка из земель населенных пунктов с кадастровым номером…»  и еще нескольких документов, на основании которых были переданы земельные участки гражданину Н.

Материалами дела было установлено, что категория выделяемых земель гражданину Н. имела определенный правовой режим и целевое назначение. В ходе судебного разбирательства было установлено нарушение норм земельного законодательства при выделении гражданину данной указанной в деле категории земель для использования под другие нужды, не соответствующие целевому назначению данных земельных участков.

С иском о признании Постановлений главы администрации Бессоновского района Пензенской области, на основании которых гражданину Н. были выделены соответствующие земельные участки, недействительными в суд обратился прокурор района. Ответчик по делу (сторона, получившая земельные участки по договорам аренды и т.д.) ссылаясь на положения статьи 178 ГК РФ, просила суд принять во внимание то, что данные сделки были совершены под влиянием заблуждения, просила суд признать их не действительными с применением правовых последствий, а также двухсторонней реституции. В данном случае исковые требования прокурора были удовлетворены, а по поводу правовой позиции ответчика (гражданина Н., получившего по договорам аренды земельные участки) апелляционный суд признал их необоснованными. Судом было определено, что к данному виду правоотношений не могут применяться положения ст. 178 ГК РФ, так как оснований для того, чтобы считать, что данные договоры аренды были заключены под влиянием заблуждения, у суда нет.

Еще одним примером судебной практики является определение судебной коллегии по гражданским делам Ленинградского областного суда по делу № 33-2638/2015. Из материалов судебного дела следует, что истец по делу 1 предъявил исковое требование к ответчику 2 и 3 о признании сделки дарения недействительной, истребовании имущества из чужого незаконного владения и признании права собственности и права пользования на жилой дом и земельный участок. При рассмотрении апелляционной жалобы истца по делу на решение суда первой инстанции судебной коллегией было установлено следующее. В обосновании своих исковых требований истец указывает на то, что он заблуждался по поводу правовой природы заключенного договора дарения земельного участка и расположенного на нем жилого дома и считал, что данная сделка является договором пожизненного содержания. В обосновании своей правовой позиции истцом по делу не было предоставлено достаточного количества доказательств, подтверждающих тот факт, что заблуждение по поводу природы сделки было существенным.

Исходя из норм процессуального законодательства, обязанность доказывания своей правовой позиции лежит на сторонах, поскольку стороной, предъявляющей исковое требование, правовая позиция не была доказана в установленном законом порядке, ей было отказано в удовлетворении жалобы в суде апелляционной инстанции.

Исходя из вышеизложенного и основываясь на анализе судебной практики, можно сделать следующий вывод. Доказывание правовой позиции, которая основана на положениях ст. 178 ГК РФ, при расторжении кредитных договоров с банком, а также признания договоров купли-продажи недействительными является одной из самых сложных процессуальных процедур данной категории дел.

Как показывает судебная практика, дела по ничтожным сделкам, по признанию сделок, совершенных под влиянием заблуждения, недействительными, проводимые без участия адвокатов и специалистов в области права, учитывая низкую правовую осведомленность граждан, имеют большой процент отказов в удовлетворении исковых требований.