В списке преступлений, рассматриваемых в Уголовном кодексе, самоуправство занимает особое место. В ст. 330 УК описывается ответственность за самовольные неправомерные действия, в результате которых причиняется вред гражданам или организациям. Обязательным признаком состава данного преступления считается самовольный характер таких действий. Субъективная сторона понятия о самоуправстве предполагает умысел — виновный считает себя вправе претендовать на некие права, которые оспариваются другими, при этом осуществляет действия по восстановлению своих прав незаконными методами.

Сложности с оценкой преступлений о самоуправстве

Накопленная судебная практика по использованию уголовной статьи 330 демонстрирует разночтения этой нормы, сложности в области квалификации преступления и правоприменительных действий. Проблема состоит в том, что трудно определить грань, отделяющую самозащиту гражданского права от самоуправных действий и злоупотребления правом. Очень часто самоуправство перекликается с кражей. Основные причины сложностей в оценке состава преступлений о самоуправстве возникают из-за размытой формулировки диспозиции статьи, где не раскрыта суть самоуправства в полной мере.

В юридической науке по изучению состава самоуправства практически не проводятся исследования. Отсутствует методика по правильному установлению вреда при самоуправстве, его рассматривают в каждом отдельном случае, опираясь на мнение судьи. Существующее понятие о самоуправстве ввиду размытости допускает квалифицировать по статье 330 множество умышленных деяний, совершенных вопреки закону. Если вдуматься, то в исках по делам об убийстве, о краже или изнасиловании существуют все признаки понятия о самоуправстве: правомерность преступных действий оспаривает пострадавшая сторона, деяния совершены вопреки закону, причиненный ущерб существенный. Но очевидно, что такой подход к делам не верен.

Все это следствие неудачной формулировки диспозиции статьи. Разночтения этой нормы ярко проявляются в судебной практике Благовещенского суда: Гражданин А. изъял у гражданина С. мобильный телефон, вытащив его из чехла, висевшего на поясе потерпевшего. Таким образом, гражданин А. пытался принудить гражданина С. к возврату долга. Предварительное следствие оценивало данный поступок, как грабеж, суд изменил формулировку на самоуправство.

Оспаривание права по делам о самоуправстве

Очередной проблемой, мешающей эффективному применению статьи 330 УК, считается «оспаривание» правомерности деяний субъекта, осуществляющего самовольное изъятие чужой собственности. «Оспаривание» является обязательным признаком объективной стороны при квалификации данного преступления. Как должно быть выражено «оспаривание»? Судебные органы не дают однозначного ответа на этот вопрос. Встречается такое определение «оспаривания» — это заявление пострадавшей стороны о нарушении действительных или предполагаемых прав самоуправными действиями другой стороны. Другие юристы считают такую трактовку несовершенной. Исходя из этого определения «оспаривания», следует, что при отсутствии заявления от потерпевшего, ему нельзя рассчитывать на защиту своих прав, так как уголовная ответственность виновного наступает после подачи заявления потерпевшей стороной. Некоторые юристы считают, что термин «оспаривание» следует заменить. Рекомендуют нейтральные  понятие, например, «согласие» или «одобрение».

Пояснения Верховного Суда

Правоведы считают, что правоохранительные структуры излишне строги в мелочах, особенно по делам с применением ст.330 УК. Верховному суду после одного примечательного прецедента пришлось пояснять судебным вершителям, какое наказание применять к мелкому самоуправству. В судебных обзорах высшая судебная инстанция вынуждена постоянно повторять, как судьям следует вникать в суть по делам о самоуправных деяниях, как распознавать несущественные проступки, формально подпадающие под уголовное преступление. Для наглядности был приведен пример о гражданине, нашедшем патрон, который в результате судебного разбирательства был наказан за незаконное хранение боеприпасов. Для решения проблемы по разграничению самоуправных действий от административного проступка юристы предлагают внести в УК четкие признаки «существенного ущерба». В аналогичных статьях о посягательствах на собственность такие четкие грани определены. Отличие самоуправства от таких статей состоит в том, что виновник восстанавливает свои права насильственным способом, самовольно и в обход закона.

Судебная практика по самоуправным делам

Накопленный опыт применения статьи о самоуправстве свидетельствует, что очень часто допускаются ошибки при квалификации самоуправных действий в судах и на предварительных следствиях.

Главным объектом преступления по ст.330 считаются интересы граждан или организаций, которым причинен вред, а также законный порядок претворения прав. Объективная сторона нормы рассматривает самовольные действия с точки зрения их правомерности при оспаривании потерпевшими, которым нанесен вред.

По делам, где фигурируют органы по местному самоуправлению, требующим произвести  снос самовольной постройки, также можно усмотреть признаки состава самоуправства. Местные органы призваны решать вопросы о нарушении строительных норм, создающих угрозу для жизни граждан. Рассматривая такие дела в определенном ракурсе, и исходя из последствий в случае причинения существенного вреда, самострой тоже можно квалифицировать по статье 330 УК.

Самовольные противоправные действия многообразны, но зачастую они касаются имущественной стороны. Например, когда действия по возврату долга совершаются с нарушением законного порядка. Материальный состав самоуправства отражен в диспозиции и указывает на существенность причиненного вреда. Именно этот признак отличает его от административного правонарушения по ст.19.1 АП. Например, примечательно выглядит дело о самоуправстве муниципальных органов власти. При подаче иска размер ущерба был завышен, что меняло квалификацию преступления. Судом было установлено, что на момент совершения преступления произошло уменьшение кадастровой стоимости земельного участка . Хотя в иске указывалась сумма, которая фигурировала на момент заключения сделки.

Субъективная сторона самоуправного преступления рассматривает исключительно умышленные деяния. Виновник уверен в обладании определенными правами, сознает, что эти права оспаривает другой и пытается установить свои права противоправными действиями. Например, некий гражданин проникает в квартиру должника и забирает ценности, не принадлежащие ему, считая, что имеет на это право.

Советы

Куда можно пожаловаться на должностное лицо за самоуправство?
В первую очередь необходимо обратиться в вышестоящую профильную структуру. Например, на директора школы жалоба отправляется в Министерство образования и науки. В случае игнорирования заявления или отсутствия должного разбирательства жалоба направляется в Прокуратуру. На основании статьи 10 Федерального закона прокуратура обязана рассматривать жалобы и обращения граждан о нарушении закона.

Как рассматривать требование о возврате долга — самоуправство, вымогательство или действия считаются правомерными?
При изучении судебной практики прослеживается тенденция, когда предварительное следствие определяет требование к должнику по ст. 163 УК, затем в суде меняется квалификация на самоуправство или иное.

Дела о возврате долга приобретают преступный характер в случае связанных между собой самовольных преступных действий:

— В ситуации незаконного требования к должнику.
— При передаче чужого имущества или права.
— В случае угроз о насильственных действиях или повреждении чужого имущества.

Чтобы квалифицировать преступление по ст. 330 — самоуправство, придется доказать все признаки совершения самоуправных действий. В составе преступления должна просматриваться материальная сторона. Потерпевшему был причинен существенный вред, одним словом, прямой реальный ущерб. Преступник совершал действия умышленно.